Нефтегазовый шанс России. Взгляд из будущего

regnum_picture_1480778341851950_big-1
Будущее не единственно. Чаши весов колеблются. У нас пока есть шанс остаться в истории, пойти вперёд и вверх

  

Доклад на пленарном заседании V Международной Конференции «Наноявления при разработке месторождений углеводородного сырья: от наноминералогии к нанохимии и нанотехнологиям». Москва, 22−23 ноября 2013 года.

Одной из важнейших технологий в современном мире является технология проектировании будущего. Это анализ тех небольших изменений в сегодняшнем дне, которые могут кардинально изменить траекторию развития крупных компаний, стран, регионов, цивилизаций в 20−30-летней перспективе, а также синтез управляющих воздействий, которые могут привести в желаемое будущее. Сегодня для того, чтобы принимать дальновидные, научно обоснованные решения, следует заглядывать на 20−30 лет вперед [1]. Обсудим, исходя из этих позиций, роль и сценарии развития мирового и российского нефтегазового комплекса.

Мировые войны и нефтяная цивилизация

«Крылья России — наш гордый Ямал!»

В разные эпохи различные ресурсы приобретали огромное значение, от шелка до железа, и от золота до луковиц тюльпанов. В настоящее время эту роль исполняют нефть и газ, понимаемые, прежде всего, как энергоносители.

С середины XIX века по настоящее время мир был однополярным. И, как убедительно показывают системные аналитики [2], основой могущества ведущей державы (доминанты) был контроль за главным энергоносителем эпохи. Во времена владычества Британской империи это был уголь, во времена господства США — нефть. Системная причина Первой мировой войны состояла в том, что появился новый энергоноситель — нефть, — и страны, строившие экономику на новой основе (Америка, Германия, отчасти Россия), уже не хотели нести тяжкое бремя мировой угольной инфраструктуры. Многие историки экономики называют и Первую, и Вторую мировые войны войнами нефти против угля.

Смотри Также:  Ученые: Ожирение повышает риск развития девяти форм рака

И сейчас мир, как и в начале XX века, в технологическом пространстве оказался на том же рубеже — предстоящей смены главного энергоносителя наступающей эпохи. Возможно, это будет природный газ. Если подтвердится теория абиогенного происхождения нефти В.Н.Ларина, то таковым может оказаться водород. Наконец, если оправдается прогноз Ж.И. Алфёрова относительно развития фотоники и использования сверхпроводимости в передаче и запасании энергии, то будущее XXI века может определить неуглеродная энергетика. И очень важно было бы сейчас предпринять усилия, чтобы предстоящие перемены в энергетической области, а с ними и во всей техносфере, не привели бы к очередной мировой войне.

Однако в настоящее время роль углеводородов как энергоносителя огромна. Строки, вынесенные в эпиграф этой части доклада, становятся понятны, если иметь в виду, что 92% добываемого в России газа дает Ямал, 80% из них — одно месторождение размером 20 на 30 километров.

Смотри Также:  Пулковская обсерватория на линии обороны

Сейчас роль нефти и газа и транспортных путей, обеспечивающих их доставку, огромна. Именно с этим связана и «Арабская весна», и стремительно выросшая роль Ближнего Востока в мировой политике (не хотелось бы, чтобы этот регион сыграл ту же роль, что и Балканы перед Первой мировой войной). Например, организуя борьбу с Исламским государством (ИГ), следует иметь в виду, что объём продажи этим «государством» нефти на чёрном рынке составляет $2 млн ежедневно, а его годовой доход от торговли природным газом оценивается в $489 млн [3]. Население Катара, который активно поддерживает ИГ и сирийскую войну, — несколько сотен тысяч человек (и около двух миллионов гастарбайтеров). Однако это страна владеет 1/3 доказанных запасов природного газа.

Вероятно, в недалеком будущем роль нефти и газа, судя по всему, будут меняться. В начале XX века великий русский химик Дмитрий Иванович Менделеев высказал две пророческие мысли. Первая состоит в том, что Россия может и должна заниматься добычей и переработкой нефти, однако топить нефтью (то есть использовать её и продукты переработки в качестве энергоносителей) это так же неразумно, как топить печь ассигнациями.

Смотри Также:  Индийцы отказались от собственных палубных истребителей

Вторая заключается в том, что мы не настолько богаты, чтобы использовать добытое из земли только один раз. В природе нет отходов, а есть ресурсы, которые мы пока не научились применять. По сути, это императив стремительно растущий в мире отрасли, занимающейся рециклингом отходов.

Нефтегазовая пауза XX века позволила забыть на столетие заветы Д.И.Менделеева. Однако в начинающейся эпохе о них придется вспомнить.

Глобальный демографический переход и потребление энергии

Надо ли добавлять, что прогресс и его проклятия остаются зарезервированы прежде всего для жителей государств, стоящих во главе мировой цивилизации.

Главным содержанием переживаемый нами эпохи является глобальный демографический переход. Это быстрое (на протяжении времени жизни одного поколения) изменение закона роста народонаселения.

Выдающийся английский экономист, демограф, сотрудник Ост-Индской компании Томас Мальтус (1766−1834) полагал, что численность человечества растет в геометрической прогрессии. Или на языке дифференциальных уравнений этот рост описывается моделью



4 / 6





Нефтегазовый шанс России. Взгляд из будущего

где () — численность людей на Земле в момент времени , — постоянная величина, называемая мальтузианским коэффициентом. И действительно, все виды, кроме человека, от амеб до слонов, в условиях избытка ресурсов увеличивают свою численность по экспоненциальному закону.

Человек является суперхищником или, как иногда говорят биологи, «раковой опухолью биосферы». Палеодемографы показали, что более 200 тыс. лет его численность росла по гораздо более быстрому нелинейному закону



5 / 6





Нефтегазовый шанс России. Взгляд из будущего

Огромную роль в создании глобальной демографии и осознании принципиального значения её выводов сыграл выдающийся просветитель России Сергей Петрович Капица [5]. Решение уравнения (2) — гиперболическая функция, описывающая так называемый режим с обострением, когда одна из величин, характеризующих систему, неограниченно возрастает за ограниченное время (называемое временем обострения) [6]. Такие режимы возникают при моделировании систем с сильной положительной обратной связью. В них, чем дальше от равновесия, тем с большей скоростью система от него удаляется. Эта связь объясняется тем, что мы — технологическая цивилизация. Человек, в отличие от всех других видов, живущих на Земле, научился передавать жизнесберегающие технологии (позволяющие увеличивать рождаемость, снижать смертность, что увеличивает продолжительность жизни) во времени (от поколения к поколению) и в пространстве (из региона в регион). Это приводило к тому, что человек постоянно увеличивал свой ареал обитания, расширял свою экологическую нишу.

Однако, начиная с 1960-х годов, гиперболический закон (2) начал «ломаться». Это изменение — глобальный демографический переход, — связано со сменой репродуктивной стратегии в рамках человечества от императива «высокая смертность — высокая рождаемость» к «низкая смертность — низкая рождаемость». Очевидная догадка состоит в том, что человечеству просто не хватает ресурсов и оно начинает развиваться медленнее. Но история не подтверждает этой догадки — с XVIII века рождаемость начинала уменьшаться с ростом достатка выше определенного уровня.

Причины и описание демографического перехода сейчас служат предметом научных исследований и связанных с ним дискуссий. Однако в настоящее время наилучшим образом описывает происходящее теория, основанная на так называемом . В соответствие с ней глобальные демографические процессы зависят от двух ведущих переменных (параметров порядка в терминологии синергетики) — численности населения мира () и уровня технологии (). В этой теории, построенной сотрудником ИПМ РАН А.В.Подлазовым, глобальная демографическая динамика описывается уравнениями



6 / 6



Нефтегазовый шанс России. Взгляд из будущего

При соотвтетствующем подборе постоянных , , , , эта модель превосходно описывает происходящее. В основе лежит представление о «насыщении» технологий, дальнейшее развитие которых не позволяет существенно повысить среднюю продолжительность жизни.

Из модели (3) следует несколько важных выводов для мирового нефтегазового сектора. Модель (3) предсказывает стабилизацию населения мира на уровне примерно 11,5 млрд человек.

Близкая численность будет достигнута уже к 2050 году. Время экстенсивного роста для человечества кончилось. Происходит, говоря словами академика Н.Н.Моисеева, изменение алгоритмов.

И это непосредственно сказывается на потреблении им энергии. До XX века, как утверждает ряд экспертов, обьем потребляемой людьми энергии был пропорционален квадрату их числа. С 1950-х годов зависимость зависимость стала линейной . График мировой добычи нефти в XX веке практически повторяет зависимость роста населении планеты . Модели мировой динамики показывают, что к «средние XXI века ведущие страны выйдут на постоянный уровень энергопотребления, уже не зависящий от [8]. Пик потребления энергии, видимо, будет пройдем в ближайшие 15−20 лет.

Это меняет, к примеру, стратегию развития трубопроводного транспорта. И ряд трубопроводов, и рассчитанные на 20−30 лет контракты исходят из нынешней тенденции роста энергопотребления. Однако эта тенденция уже начала меняться. И ресурсы здесь очень велики. По оценкам экспертов после нефтяного шока 1973 года энергоёмкость экономики стран-лидеров уменьшилась почти втрое.

Другой вывод состоит в том, что под всё более серьёзной угрозой будет оказываться нынешний доминант США, В самом деле, демографический переход, который уже прошли развитие страны Западной Европы и США, во многих развивающихся странах только начинается.

И результате этот прирост населения развивающихся стран в течение всего XXI века будет в десятки раз больше чем в развитых [5]. Это означает, что острота противоречий между бедным Югом и богатым Севером будут нарастать. Волна беженцев из Африки и Азии может оказаться небольшим предвестником надвигающейся бури. Очень вероятен сценарий «слабые дружат против сильного». При этом технологическое развитие предоставит «слабым» много новых способов «достать» США», в частности, связанных с атаками на её энергетическую инфраструктуру. Все это увеличивает риск очередной мировой войны.

На ещё одну угрозу обращает внимание Томас Гомер-Диксон — автор теории развития цивилизаций и кризисов:

«Царящий в мире энергетический гегемон всегда слишком глубоко интегрирован в существующую систему для того, чтобы распознать изменения, не говоря уже о своевременней реакции на них. И поэтому в мире всегда есть . Падение нефти как основного мирового источника энергии будет иметь глубочайшие последствия для всех аспектов американской жизни в грядущем столетии. Это фазовый сдвиг на тектоническом уровне» [7].

Насколько велика ориентация доминанта на нефтедобычу говорит статистика числа скважин, используемых для нефтедобычи. Из 914 127 нефтяных добычных скважин в 1999 году в мире, 554 385 (то есть 61% от общего число мировых скважин) располагались на территории США, 48 258 (5%) — в Канаде, 1685 в Ираке, 1560 — в Саудовской Аравии, 1120 — в Иране и 790 — в Кувейте.

На территории США в целом было пробурено 861 834 скважины, mi которых 36% являются газовыми и 64% нефтяными.

Из этой статистики следует очевидный вывод:

«если хотите модельную страну с недрами максимально изученными, разбуренными и исчерпанными — это будет именно США. Сланцевая нефть и сланцевый газ — это лебединая песня американского нефтегаза. Больше там уже ничего не найдут и не добудут — там уже яблоку негде упасть, за XX век предприниматели успели все исследовать, найти и разбурить. Остались только сланцы, и на них вся надежда США» [7].

Перспективы добычи сланцевой нефти в долговременной перспективе совершенно неочевидны и до сих пор являются предметом дискуссий аналитиков, инженеров, учёных. Поэтому здесь разумно опираться на мнение экспертов международных организаций:

«В своих обзорах нефтяного рынка последних лет Международное энергетическое агентство (МЭА) отмечало особую роль сланцевого бума в США. За четыре последних года добыча нефти из плотных пород в США выросла в 5 раз и в 2014 году превысила 4 млн барр./сутки, а её доля составила почти половину добычи по стране в целом, В 2014 году среднегодовые показатели добычи превысили уровень в 9 млн барр./сутки, а к концу 2014 года США стали мировым лидером по добыче нефти. Общий рост производства жидких углеводородов в 2014 году составил около 1,3 млн барр./сутки» [9]. Весьма вероятно, что сланцевая нефть — «халиф на час».

Технологический переход в контексте нефтегазовых реалий

— Кто будет осваивать нефтегазовые ресурсы Арктики в XXI веке?— Русские и роботы.

Каменный век кончился не потому, что кончились запасы камня.

Сегодня популярно соотносить происходящее в России с ценой барреля нефти. Однако этот показатель зависит от очень много: от качества компьютерных программ, позволяющих обрабатывать результаты сейсморазведки, до политических резонов стран-экспортеров и потребителей нефти.

К счастью, есть другой показатель, более удобный при анализе технологий. Это «полученная энергия в расчете на вложенную энергию» — EROI (от английского energy return in energy invested). Например, EROI 10:1 означает коэффициент полезного действия (КПД) в 1000%.

В 1950 году Россия и США производили нефть с EROI 100:1. Это был волшебный продукт. Но всё менялось и достаточно быстро. В 1970 году — 25:1. В 2014 году для традиционной нефти этот показатель составляет от 15:1 до 8:1. Для трудно извлекаемой сланцевой нефти 5:1. В недалеком будущем нас ждет показатель 3:1, а когда мы приблизимся к значению 1:1, добывать нефть будет бессмысленно.

Отсюда понятна логика дальнейшего развития нефтегазовой отрасли — это курс на снижение энергетических затрат, необходимых для добычи и транспортировки нефти. Последняя составляющая тоже существенна. Например, Россия тратит на доставку к покупателям ещё 13% энергии, содержащейся в добытом топливе, то есть больше 1/7 части.

Разумная стратегия (а приближаясь к водопаду, видимо пора задуматься) следует из теории больших волн технологического перевооружения или, как их часто называют, кондратьевских циклов.

Эти циклы, занимающие 40−50 лет, выводят на первый план новые базисные технологии, основанные на научных открытиях, ранее не имевших масштабного практического применения. Такие технологии позволяют создать новые отрасли промышленности. Локомотивные отрасли наиболее быстро развиваются и «тянут за собой» остальные сектора экономики. Или, говоря современным языком, появившимся после работ Д.С.Львова и С.Ю.Глазьева, в ходе кондратьевских циклов один технологический уклад сменяет другой.

В настоящее время страны-лидеры переходят к VI технологическому укладу. Его основа — социальные, когнитивные, биологические, информационные и нанотехнологии. На повестке дня стоит форсированное развитие биотехнологического и нанотехнологического секторов экономики, робототехники, новой медицины, высоких гуманитарных технологий, нового природопользования, полномасштабных систем виртуальной реальности и ещё нескольких направлений. Естественный путь обновления традиционных отраслей (нефть добывают больше 150 лет) состоит в активном использовании достижений «новых фаворитов» для увеличения EROI.

Очень интересны, перспективны и показательны работы А.Я.Хавкина [10], предложившего целый класс алгоритмов повышения нефтеотдачи пласта на основе нанотехнологий. Традиционно для повышения нефтеотдачи пласта в него накачивают воду. Однако, при этом, без применения специальных методик, мы получаем так называемые языки обводнения В результате в России, добывая примерно 500 млн тонн нефти, нефтяникам приходится выкачивать около 3 млрд тонн воды.

Можно ли уменьшить это количество, тем самым увеличив EROI? Безусловно!

Ученые, изучавшие языки обводнения, показали, что ситуацию существенно улучшит добавление в закачиваемую воду полимера, меняющего вязкость жидкости. Более десятка лет назад такая работа, лежащая на стыке математики, гидродинамики, химии и экономики была признана Американским обществом промышленной и прикладной математики (SIAM) работой года. Однако мало иметь технологии. Ими надо ещё и активно пользоваться…

Ещё одна возможность, которая, на наш взгляд, совершенно напрасно упускается. Эта возможность связана с сейсморазведкой. Прямая задача этого способа разведки месторождений состоит в следующем. Известна геология некоторой области, места и время подрывов зарядов, требуется вычислить, какими будут звуковые волны, приходящие на поверхность. Это одна из немногих действительно важных задач, для решения которых нужны суперкомпьютеры. Эту задачу на очень высоком уровне и очень быстро научилась считать группа сотрудников ИПМат под руководством В.Д.Левчснко. Набор решений прямых задач показывает геологам и геофизикам путь, по которому надо идти.

Но ведь нужна не прямая, а обратная задача — восстановление геологической структуры области с её породами, пластами, месторождениями и использованием некоторой априорной информации. Теория таких задач была создана вторым директором ИПМат академиком А.Н.Тихоновым (знакомое нам всем применение этой теории — медицинская томография). Но чтобы решать такие задачи на уровне, необходимом для геологов, нужен совсем другой масштаб, намного большие коллективы и главное — понимание важности этого. Всего этого пока не достает.

Появляются и интересные альтернативы трубопроводному транспорту. Это новое поколение дирижаблей, достаточно безопасных, имеющих нетрадиционную аэродинамику, управление которыми обеспечивается компьютерными системами. Судя по расчётам и опытным образцам, сегодня можно обойтись без опасного водорода или дорогого гелия, наполняя их теплым воздухом или природным газом. В ряде случаев использование такого «воздушного моста» оказывается существенно выгоднее, чем создание и эксплуатация гигантской трубопроводной инфраструктуры.

Другой вариант, — так называемые вакуумные поезда, которые движутся по трубам, в которых создается вакуум (как выясняется, его создание достаточно дешево). В этом случае не надо тратить энергию ни на преодоление вязкого трения, сопротивления воздуха или трения колес о рельсы (можно использовать магнитную подвеску).

Технические решения, уже имеющиеся сегодня, позволяют двигаться в таких поездах со скоростью 6200 км/час. Ближайшие десятилетия могут очень сильно изменить транспортную инфраструктуру.

Однако главным остается не это, а менделеевский завет. Важно, как и для чего мы используем удивительный подарок природы — нефть и газ. СССР был и химической, и технологической сверхдержавой. Китай, шедший по его стопам, копируя многие технологические и организационные решения, добился лидерства в этих важнейших областях, в которых исходным сырьем является углеводороды. К сожалению, в новой России картина иная. В 2013 году, до введения санкций, наша страна закупала синтетического каучука и продукции химической промышленности на $48 млрд — бюджет довольно большой страны.

Судя по тому, что более 1 млрд человек живет сегодня менее чем на 1 доллар в день и не ест досыта, будущее за искусственной пищей. Возможности «научить» микроорганизмы делать то, что нам нужно, не сравнимы с возможностями повышения урожайности растений.

Что же до автомобилей с двигателями внутреннего сгорания и привычным бензином, то их довольно скоро могут вытеснить электромобили.

Очень скоро нас ждет технологический переход к более экономичным, чистым и эффективным технологиям. И сейчас, прогнозируя развитие нефтегазовой отрасли, следует смотреть вперед, на то, что должно быть за переходом, который преобразит техносферу, а не назад, грезя о временах дорогой нефти и роли «энергетического гаранта».

Повторим за Д.И.Менделеевым, сжигать нефть и газ так же безумно, как топить ассигнациями.

Ресурсный переход. Новая эра

Конец подкрался незаметно, хоть виден был издалека.

Гегель, формулируя законы диалектики, как он их представлял, писал о переходе количества в качество. Несмотря на всю приблизительность философских доктрин и суждений, что-то важное в этой формулировке ухвачено. Именно к такому очень важному рубежу мы и приближаемся. И, вероятно, мы к нему подойдем гораздо быстрее, чем нам представляется сегодня, и чем нам бы хотелось.

Самая близкая аналогия — До неё основными жизнеобеспечивающими были охота и собирательство. Однако они требовали больших территорий и не могли прокормить человечество. Например, на территории нынешней Москвы хватало места только для 50 семей охотников-собирателей. Возник жестокий кризис. Ряд специалистов считает, что на этом рубеже погибло от 2/3 до 9/10 живших тогда людей. Однако оставшиеся нашли новые жизнеобеспечивающие технологии, а с ними и путь в будущее. Такими технологиями оказались возделывание зерновых культур и одомашнивание животных. В значительной степени мы до сих пор живем на этой волне. При этом охота и собирательство перешли в разряд увлечений сытых и свободных людей.

Студентам объясняют, что если весь мир при нынешних технологиях выйдет на уровень потребления Калифорнии, то практически всех запасов разведанных полезных ископаемых хватит на время от 2,5 до 4-х лет (из этого списка есть всего несколько исключений). Причем это общая ситуация, касающаяся не только нефти и газа.

Приведем пример с железом. Развитые страны отличаются от развивающихся среди прочего по одному очень важному параметру. Это масса стали, приходящаяся на душу населения, и ежегодная выплавка стали на душу. В развитых странах на каждого человека приходится 10 тонн стали и ежегодно выплавляется ещё 500 килограмм (не будем забывать о коррозии и необходимости обновлять основные фонды). В мире в среднем эти показатели — 2,7 тонн и 200 кг/год на человека. Для того. чтобы весь мир к 2050 году вышел на уровень развитых стран, к этому времени надо выплавить 70 Гт стали, в то время как вся железная руда на Земле содержит 79 Гт железа. Сталь мы взяли не случайно — это основа всей нынешней техносферы.

И здесь путь в будущее был намечен Д.И.Менделеевым. Это многократное использование извлеченных из земли ресурсов.

В Европе активно развивается подход называемый . Её принципы: «Критерии экономики — не рост ВВП, а качество управления запасами», «Не ремонтировать то, что не сломалось», «Не делай то, что можно починить», «Делай так, чтобы можно было чинить и модернизировать».

Нашей цивилизации придется брать курс на добротные вещи очень длительного, а в идеале вечного пользования. Возможности для этого есть. Советские холодильники ЗИЛ во многих домах проработали по 50 лет, а то и 60 лет. Нынешние рассчитаны на 3−5 лет эксплуатации и тратят на каждую «калорию холода» вдвое больше энергии, чем холодильники предыдущего поколения.

Израильский физик О.Л.Фиговский и американский ученый Ю. Магаршак разрабатывают так называемые . Цель их работы — предложить технологии, замыкающие биохимические циклы. Голос учёных был услышан политиками. На заседании Генеральной ассамблеи ООН Президент РФ выдвинул предложение о создании новых природоподобных технологий, которые не наносят урон окружающему миру, а существуют с ним в гармонии и позволяют восстановить баланс между биосферой и техносферой».

Российские сценарии. Взгляд из будущего

Сочетание богатства и слабости — плохое сочетание для страны. Если Россия богата природными ресурсами и желает экспортировать их в Европу, она должна быть в состоянии защищать своё достояние и и формировать окружающую среду, в которой существует.

[11].

Проблемы России, прежде всего, являются внутренними, a не внешними. В том варианте, который реализуется в мире, и который С. Хантингтон назвал «столкновением цивилизаций», в условиях самых жестких санкций Россия вполне может выстоять. Но, как заметил один мыслитель, наша страна выигрывает войну и проигрывает мир. Будущее России определяют не энергоносители, и даже не экономика в целом. Оно зависит, в первую очередь, от внутреннего единства, самоорганизации, взаимной поддержки. Без войны это проявляется в ходе работы над общим делом, над реализацией большого проекта мира России.

В XX веке таким делом, задающим вектор развития общества, его смыслы и ценности, было строительство коммунизма. Вектор новой России пока не определен. Если он не будет найден в ближайшее десятилетие, то наша страна станет ареной столкновений других цивилизационных проектов. Вспомним слова американского политика 3. Бжезинского:

«В XX веке Америка будет развиваться против России, за счет России и на обломках России».

Этот вариант развития прекрасно описывает модель динамики ценной информации, предложенная выдающимся ученым Д.С.Чернавским и рассчитанная X.С.Малковым в бытность его сотрудником ИПМат. Результаты одного из расчетов представлены на Рис.1.



1 / 6



Нефтегазовый шанс России. Взгляд из будущего

Рис. 1. Взгляд из будущего: зоны влияния на Россию разных цивилизаций к 2030 году

Под ценной информацией в данном случае понимается цивилизационный выбор, приверженность проекту будущего той или иной ведущей страны. На Рис. 1 показаны зоны влияния различных цивилизаций к 2030 году. Предполагается, что на территорию нашей страны не вводятся войска и противостояние имеет место только в сфере экономики, демографии, культуры, проектов будущего.

При распаде России Чукотка, Камчатка, Восточная Сибирь, часть Западной Сибири и Арктической зоны оказываются под контролем США. Некторые другие районы России также могут попасть под протекцию соседних с Россией стран.

В обсуждаемой модели есть два ключевых параметра: уровень поддержки «своих» — внутри России и входящих в цивилизационный круг России, и противостояние «чужим» — другим цивилизационным проектам. И оба они зависят, прежде всего, от нас самих.

Если развиваться по инерции, без сверхусилий и работы на будущее, то нас ждет распад. К тому же выводу приходят и другие аналитики, исходящие из своих моделей и алгоритмов прогноза. «Во время холодной войны у России было большое население, теперь её население сильно уменьшилось и продолжает сокращаться. Внутренние проблемы, особенно на Юге, будут отвлекать внимание России от Запада. В конце концов страна развалится и без войны (как уже развалилась в 1917 году и это произошло в снова в 1991 году), а вскоре после 2020 года рухнет военная мощь России», — пишет директор агентства STRATFOR Дж. Фридман [11].

Однако это сценарий не является неизбежным [12, 13]. Надо отдать должное политическому руководству страны во главе с В.В.Путиным. Оно очень удачно использует наши нефтегазовые козыри и во внешней, и во внутренней политике. Оно смогло остановить распад страны.

Есть сценарий форсированной модернизации, по которому может пойти Россия. Приложив сверхусилия и «сoсpедoточившись» наша страна может выйти на новый уровень развития и создать новый союз вокруг России.

Есть ли у нас материальные ресурсы для этого (хотя духовные и моральные в данном случае важнее)? Рис. 2 и 3 дают положительный ответ. В 2013 году до санкций мы импортировали продуктов и товаров на $300 млрд — бюджет огромного государства, оплачивая это нефтью и газом и вкладываясь в экономику других стран. Сейчас все эти ресурсы могут пойти в экономику России. Нам нужно лечить, учить, защищать, обогревать и организовывать себя самих. Мы можем и должны сделать это.



2 / 6





Нефтегазовый шанс России. Взгляд из будущего

Рис. 2. Импорт оборудования Россией в 2013 году в млрд $

Теория сомоорганизации и нелинейная динамика учит нас, что будущеене единственно. Чаши весов колеблются. У нас пока есть шанс остаться в истории, пойти вперёд и вверх.



3 / 6





Нефтегазовый шанс России. Взгляд из будущего

Рис. 3. Импорт наукоёмких товаров Россией в 2013 году в млрд $

В этом контексте развитие нефтегазовой отрасли — шанс для человечества, и особенно России, пройти технологический и ресурсный переход без разрушительного кризиса. Хочется думать, что этот шанс не будет упущен.

Литература

1. Иванов В.В., Малинецкий Г.Г. Россия: XXI век. Стратегии прорыва: Технологии. Образование. Наука. М., ЛЕНАНД, 2016, 304 с. (Будущая Россия № 26).

2. Бадалян Л.Г. Криворотов В.Ф. История. Кризисы. Перспективы: Новый взгляд на прошлое и будущее / Под ред. и с предисл. Г.Г.Малинецкого, изд. 2-е. М., Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2012, 282 с. (Синергетика: от прошлого к будущему. № 50. Будущая Россия).

3. Глебова Н. Экономика исламского государства // Комплексная национальная безопасность, 2016, № 2, с. 34−39.

4. Мирзаян Г. Ближневосточный покер. Новый раунд Большой Игры. М., Эксмо, 2016, 352 с. (Россия vs Запад. Вчера, сегодня, завтра).

5. Капица С.П., Курдюмов С.П., Малинецкии Г.Г. Синергетика и прогнозы будущего. Изд 2-е. М, Эдиториал УРСС, 2001,288 с.

6. Структура и хаос в нелинейных средах / Ахромеева Т.С., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г., Самарский А.А. М., ФИЗМАТЛИТ, 2007,488 с.

7. Анпилогов А. Мир на пике — Мир в пике. М., Селадо, 2015. 392 с.

8. Прогноз и моделирование кризисов и мировой динамики / Отв. ред. А.А.Акаев, А.В.Коротаев, Г.Г.Малинецкий. М., ЛКИ. 2010. 352с.

9. Самохин Д.А. Сланцевая революция в США и её перспективы // Вестник МНЭПУ, Научные груды. 2015. с. 62−73.

10. Хавкин А.Я. Наноявления и нанотехнологии в добыче нефти и газа. М. — Ижевск. РХД, ИКИ, 2010, 692 с.

11. Фридман Д. Следующие 100 лет: прогноз событий XXI века. М., Эксмо, 2010, 336 с, (Библиотека Коммерсантъ).

12. Малинецкий Г.Г. Чтоб сказку сделать былью…: Высокие технологии — путь России в будущее // Синергетика: от прошлого к будущему, № 58, М., URSS, 2014, 224 с.

13. Иванов В.В., Малинецкий Г.Г. Россия. XXI век. Стратегия прорыва. Технологии. Образование. Наука // Будущая Россия, №°26. М., URSS, 2016. 304 с.