NEWS.TUT.BY:»Типичного портрета нет. К нам попадали слесари, психологи, врачи». Эксперты о педофилии в Беларуси

nasilie_profilaktika_nasiliya_pedofiliya_rtx40jo

Кажется, что новости о задержании очередного педофила стали появляться чаще. Не так давно 34-летний минчанин напал на 9-летнего мальчика прямо в кафе. Ребенок отпросился у бабушки помыть руки, зашел в туалет, мужчина набросился на него, закрыл рот и стал приставать. Мальчика отбили очевидцы, чуть позже милиция заявила: мужчина был неоднократно судим, в том числе за насильственные действия в отношении детей.

После этой истории многие родители стали задаваться вопросами: как обезопасить детей, если на них могут напасть прямо в кафе? Следят ли за педофилами правоохранительные органы, когда те оказываются на свободе? И может ли человек с сексуальными отклонениями прийти к врачу и попросить выписать ему лекарство, которое поможет себя контролировать?

На пороге здания Госкомитета судебных экспертиз, расположенного в Новинках, нас встречает Юрий Остянко. Он 8 лет проработал сексологом Министерства здравоохранения, сейчас — эксперт-психиатр, начальник главного управления судебно-психиатрических экспертиз центрального аппарата Государственного комитета судебных экспертиз. Юрий Иванович сразу отмечает: тема, на которую мы будем сегодня говорить достаточно щепетильная, но молчать нельзя. Невозможно делать вид, что этой проблемы нет в обществе. Она была всегда: и 10 лет назад, и 20, и 50. Только тогда обсуждать ее не было принято, тем более вслух и на государственном уровне. Сейчас ситуация резко изменилась.

"Типичного портрета нет. К нам попадали слесари, психологи, врачи". Эксперты о педофилии в Беларуси

"Типичного портрета нет. К нам попадали слесари, психологи, врачи". Эксперты о педофилии в Беларуси

Юрий Остянко и эксперт-психолог Людмила Мун проводят в очень уютную и светлую комнату. Возле стены стоит большой бежевый диван, рядом мягкие кресла, на стенах множество ярких бабочек, на полках — разноцветные игрушки. Большое зеркало сразу кажется обычным декором, пока специалисты не раскрывают секрет.

— Давайте пройдем сюда, — говорит Людмила Мун и открывает дверь. Мы оказываемся в большом затемненном помещении, которое часто показывают в американских фильмах. Здесь видно все, что происходит в светлой комнате. Но для ее посетителей присутствующие здесь люди остаются невидимками.

— Это опросная комната для детей, — объясняет TUT.BY начальник отдела психолого-физиологических исследований Людмила Мун. — Как только становится известно о преступлении, ребенка привозят к нам. Он даже не догадывается, что, пока идет беседа, за происходящим из-за стекла наблюдает следователь, законный представитель, адвокат. А весь рассказ записывается на видеокамеру. Потом эта запись станет доказательством в суде. Опросная комната позволяет сделать качественный опрос один раз и не мучать ребенка бесконечными допросами, не возить в милицию, ведь не всегда даже опытный следователь знает, как работать с пострадавшим ребенком. Это должен делать специально обученный специалист, лучше — психолог.

Педофилы симулируют депрессию, чтобы вместо тюрьмы попасть в психиатрическую больницу

На экспертизу попадают не только дети, которые стали жертвами педофилов, но и сами преступники. Как правило, экспертизу назначает следователь, также это право есть у суда. У экспертов есть месяц, чтобы дать заключение: вменяем человек или нет, и есть ли у него сексуальные отклонения.

— В 2014 года произошли глобальные изменения в судебно-психиатрической экспертизе, мы стали проводить психофизиологические экспертизы, то есть начали применять в экспертной практике полиграф. Он помогает найти признаки, чтобы доказать виновность или невиновность человека. Эта процедура длится около трех часов, задаются десятки различных, специально подготовленных экспертом-психологом, психофизиологом вопросов. Всего же мы проводим четыре экспертизы: судебно-психофизиологическую, судебно-психиатрическую, судебно-сексологическую, судебно-психологическую. Последнее время, как правило, назначаются все экспертизы в комплексе, чтобы специалисты могли работать одновременно. А пока они ведут исследования, человек находится под круглосуточным наблюдением медработников и экспертов. Анализируется все: его физическое и психическое состояние, как он общается с другими, как себя ведет. Все это имеет значение, в том числе при выявлении симуляции. А само заключение делается с учетом различных дополнительных исследований, таких как МРТ, энцефалография, рентгенография, ЭКГ, — объясняет Юрий Остянко.

Смотри Также:  NEWS.TUT.BY:Искала место для сна. Возле столичного метро обнаружили летучую мышь

— Многие из тех педофилов, которые попадают к вам, пытаются симулировать?

— Да, многие симулируют депрессию. Они считают: лучше попасть в больницу на принудительное лечение, чем в колонию. Все знают, какое отношение к таким людям у других осужденных. Пациент притворяется, что болен депрессией, демонстрирует отсутствие настроения, апатию ко всему. Но симулировать такое состояние, если его нет, сложно, скорее невозможно. Выдают мелкие детали. Самое элементарное — обвиняемый жалуется на тоску и безразличие, а у самого прекрасный аппетит. Или как только эксперт закрывает дверь, тот начинается улыбаться и живо общаться с окружающими. Через неделю-две он сам сдается.

«Хорошо, что меня задержали»

— Были ли у вас в практике педофилы, которые открыто говорили: «Я все про себя знаю. Как с этим жить? Как это контролировать?».

— За время моей работы сексологом — ни разу, — отвечает Юрий Иванович. — Были истории, когда уже после задержания, оказавшись здесь, некоторые с облечением говорили: «Хорошо, что меня задержали». И начинали все рассказывать, описывать симптомы своего расстройства.

— Они так долго скрывались, а тут их нашли. Они говорили и говорили, такое чувство, что самоочищались. У них появилась возможность рассказать то, что так давно мучило, — добавляет психолог Людмила Мун.

— Вы не пытались для себя составить портрет типичного педофила?

— Его не существует, это доказано наукой. Каждый конкретный педофил пришел к этому исключительным образом, особым путем. Они все абсолютно разные: по возрасту, по социальному положению. Нет никакой четкой черты, что насильственные действия совершают только состоятельные люди или только неблагополучны. К нам попадали слесари, психологи, врачи, 18-летние парни и 75-летние дедушки. Кстати, по международной классификации диагноз педофил можно установить уже с 16 лет, если разбежка между жертвой и насильником составляет 5 лет. Например, если 16-летний парень интересуется 13-летней девушкой — это нормально, если 11-летней — нет. Педофилия в чистом виде формируется с подросткового возраста и проходит через всю жизнь. Иногда сексуальные нарушения могут наслаиваться уже на имеющиеся психические расстройства. Нередко это происходит у алкоголиков с измененным личностью, вместе с этим может измениться сексуальное поведение. Нередко развратные действия совершают возрастные мужчины после 60 лет.

— Юрий Иванович, может ли человек понимать, что он педофил, но сдерживать себя всю жизнь, не прибегая к лекарствам?

— Может, у некоторых из них еще в раннем возрасте складывается образ идеального сексуального партнера, до конца жизни он будет, например, представлять 5-летнюю светловолосую девочку с голубыми глазами. Его будет тянуть именно к таким детям, однако, возможно, он сдержит себя и до смерти не совершит преступление. Иногда из-за боязни оказаться за решеткой.

— Среди женщин есть педофилы?

— Единицы, это деградированные личности, с отсутствием морали, — рассказывает Людмила Мун. — У них в основном, подобные действия совершаются не из-за истинного влечения к детям, а из желания угодить своему партнеру, возможно, педофилу. Иногда они привлекают собственного ребенка в качестве третьего сексуального партнера.

Чтобы себя контролировать, педофил до старости должен принимать лекарство

— Педофилами становятся те, кто пережил в детстве тяжелую психологическую травму? Или это заложено генетически и от самого человека ничего не зависит?

— Ответ на этот вопрос ищут во всем мире, пока безрезультатно. Действительно нередко тяжелые психические травмы, сексуальное насилие в детстве, травмы головы могут стать причиной влечения к детям во взрослом возрасте. Но не всегда. К сожалению, ген педофильности ученые еще не обнаружили, хотя исследований на эту тему проводится много.

— Такое впечатление, что в последнее время педофилов стало так много…

— Это не так. Наше общество стало поднимать верхушку айсберга, в том числе это заслуга СМИ, ни в коем случае нельзя это скрывать, делать из темы табу. Следует не отрицать проблему, не замалчивать ее, а делать шаги, чтобы разобраться, выявить и раскрыть преступление — уверен Юрий Остянко. — Педофилы были и, наверное, всегда будут. Нельзя всех просканировать, выявить и наказать еще до совершения преступления. Эта категория преступлений имеет латентный характер. Семьи пытаются их скрывать. Нашему обществу еще многое предстоит сделать. Учителя, педиатры, патронажные сестры, социальные педагоги должны уметь вычислить ребенка, который подвержен сексуальному насилию. Конечно, и родители тоже должны научиться понимать своего ребенка. Иногда он загнан в угол, молчит и ждет, что его спросят: «Что случилось?». Но взрослые не спрашивают.

Смотри Также:  NEWS.TUT.BY:"Искупаться и заразиться гепатитом А". Эпидемиологи о том, как не подхватить инфекцию на водоеме

— Если вы выявляете, что у обвиняемого есть сексуальное отклонение, можно ли ему назначить лекарство, чтобы подавить это влечение?

— Мы эксперты и не вправе назначать лечение, но такая возможность есть у врачей. Это состояние гораздо лучше лечится, если человек заинтересован в этом. Не принудительно, а осознанно, когда сам понимает всю сложность и критичность ситуации и идет к специалисту. Ему могут выписать лекарство, назначить курс психотерапии.

Если мужчина уже совершил преступление и заявляет о своем желании пройти курс лечения, то это нужно рассматривать сквозь призму его выгоды. В таком положении он готов многое сказать, пообещать, сделать, но на самом деле не факт, что готов меняться и лечиться. Есть страны, где законодательством предусмотрено: если хочешь выйти из колонии условно-досрочно, должен подписаться под программу химической кастрации. За полгода до освобождения заключенный начинает принимать препараты, снижающие уровень тестостерона, влияющего на сексуальное влечение. Но и здесь необходим контроль. Можно дать таблетку для понижения, а он пойдет в аптеку и купит для повышения. Или вообще не проглотит таблетку, поэтому медики рекомендуют вводить инъекции раз в две недели и обязательно посещать психотерапевта. Если пару раз опоздал на встречу, обратно отправляешься в тюрьму. Курс лечения может длиться до старости, пока с возрастом не исчезнет сексуальное желание.

«База данных педофилов не сможет существенно повлиять на ситуацию»

— Как часто по заключению эксперта педофил признается вменяемым?

— В основном — это вменяемые люди. Часто педофилия связана еще с какими-то психическими нарушениями. Человек может иметь комплекс психических и сексуальных расстройств. Когда дело отправляется в суд, у судьи есть право с учетом диагноза назначить лечение в колонии.

— Наказание по таким преступлениям очень суровое, порой больше, чем за убийство. Однако педофилов это не останавливает. Может, те меры, которые у нас есть, не совсем достаточные?

— Весь мир борется с этой проблемой и еще никто не нашел идеального решения. В некоторых странах за коррупционное преступление предусмотрена смертная казнь, однако людей это не останавливает. Еще лет 10−15 лет назад мы считали, что на западе совершенно другие экспертные технологии, иные возможности, их уровень — нечто далекое и мало сбыточное для нас, но оказалось, что все не так. Мы обучаемся везде, где возможно, сами делимся опытом. И могу откровенно сказать: нам совершенно не стыдно, — отвечает Юрий Остянко.

— Опыт какой страны вы считаете успешным? Или педофилия — это то, что побороть никак невозможно?

— Не хочется думать, что в этом вопросе человечество бессильно. Мы общаемся с коллегами со всего мира, в том числе США, везде есть свои плюсы и минусы. К тому же, у нас разная правовая база. Даже в Америке, где предусмотрена химическая кастрация и открыта база данных преступников, не смогли победить педофилию. К этому нужно идти поступательно и постепенно, нельзя взять, полностью скопировать и перенести модель одной страны на нашу, это может не прижиться.

— Родители ведь вправе знать, кто живет с ними по-соседству. Думаете, такие базы данных у нас в стране невозможны?

Смотри Также:  NEWS.TUT.BY:"Тупик враждебности и недоверия". Как Беларусь пыталась заблокировать резолюцию по Крыму

— Это вопрос очень философский, этический. Здесь затрагиваются права личности. Учитывая, что основная часть таких преступлений совершается ранее не судимыми людьми, то такая база, возможно, не сможет существенно повлиять на ситуацию и быстро ее переломить. На детскую площадку может ходить ваш сосед, приводить собственных детей в песочницу, с виду это будет благопорядочный человек, интеллигентный, никаких подозрений даже не вызовет, а потом вы узнаете — он педофил. И что тогда дадут списки? Не нужно исключать того, что человек выйдет из тюрьмы и захочет начать новую жизнь, но это клеймо не даст.

В Чехии педофилам предлагают сделать хирургическую кастрацию, в США запрещают жить возле школ

В других странах педофилов не только судят, приговаривая к длительным срокам заключения, но и разрабатывают целую систему, чтобы человек вновь не переступил закон и не совратил ребенка. К примеру, в 2016 году в Киргизии и Казахстане вступил в силу закон о принудительной химической кастрации педофилов. За полгода до освобождения преступника из тюрьмы, ему вводят инъекцию, которая подавляет сексуальную энергию.

Химическая кастрация, но уже на добровольной основе, есть в Германии, Швеции, Великобритании, США. Как показывают цифры, рецидив среди педофилов очень высок. Человек совершает преступление, оказывается за решеткой, выходит на свободу и в большинстве случаев снова совращает ребенка. Страны, которые не первый год дискутируют по поводу введения химической кастрации, часто приводят опыт Канады. Там рецидив с 80% уменьшился до 4%. То есть, инъекции помогают мужчинам сдерживать себя.

Когда в России собирались вводить принудительную химическую кастрацию, то Госдума не сразу поддержала законопроект. Если на Западе противники кастрации аргументируют свою позицию тем, что эта процедура может вызывать побочные эффекты (головную боль, высокое давление), то в России стал другой вопрос. Кто это будет оплачивать? Инъекции достаточно дорогие, делают их только за границей. В итоге в российское законодательство были внесены изменения. Теперь суд может назначить педофилу принудительное лечение, в том числе химическую кастрацию. Однако несмотря на закон, процедура не стала распространенной из-за отсутствия достаточного финансирования.

В Чехии к решению проблемы педофилии подходят более радикально. Специалисты предлагают преступнику сделать хирургическую кастрацию. Согласиться или нет — дело добровольное. Если педофил отказывается от этой процедуры, то пристальное внимание врачей на долгие годы ему гарантировано. Он может лежать в психиатрической больнице до тех пор, пока специалисты не придут к выводу: пациент не представляет угрозы для других.

А вот в США разработали целую систему, чтобы педофил имел минимальные шансы совершать повторное преступление. Во-первых, с 1990-х судья может назначить принудительное медицинское лечение, если человек вышел из тюрьмы и взялся за старое. Во-вторых, в общем доступе находится база, куда занесены все педофилы. А их очень много — около 500 тысяч. К примеру, если в районе селится новый житель, соседи имеют право его проверить: кто он, есть ли судимость, за что получил срок. В-третьих, таким людям запрещено жить возле школ, детских садов, поликлиник. В-четвертых, они обязаны носить электронный браслет, который отслеживает каждый их шаг, регулярно отмечаться в полиции, посещать психолога.

В Беларуси педофилам грозит наказание до 15 лет лишения свободы. После выхода на свободу судимость сохраняется, за педофилом наблюдает милиция и он периодически должен отмечаться в уголовно-исполнительной инспекции. В 2011 году в силу вступила новая редакция закона «Об образовании», она запрещает работать в школе всем судимым лицам, вне зависимости от того, какую статью нарушил человек. У администрации учебных учреждений есть право сделать запрос в милицию и проверить: были ли у учителя проблемы с законом или нет. База по всем судимостям доступна только правоохранительным органам.