Le Monde Diplomatique: RT нарушил международное информационное равновесие

487432_1_RTX10K2Q_111_big

RT обязан популярности в разных частях света своей редакционной политике, которая зачастую идёт вразрез с позицией местных СМИ и откровенно критична в отношении западных политиков, пишет Le Monde Politique. Кроме того, по словам издания, российский телеканал мастерски овладел искусством оборачивать звучащие в его адрес обвинения в свою пользу. Это позволяет ему укреплять имидж «борца с истеблишментом» и привлекать внимание протестной аудитории.

Канал RT, который обвиняют в том, что он является инструментом в руках Кремля, позаимствовал методы у многочисленных круглосуточных новостных каналов, конкурирующих между собой с некоторых пор на международной арене, — и перенял их недостатки. Быстрый рост аудитории RT в США и Европе связан с избранной каналом редакционной политикой, которая — пусть и варьируется в зависимости от региона — откровенно критична по отношению к западным политическим фигурам. 

К отмечавшемуся в декабре 2015 года десятилетию RT (ранее известного как Russia Today) — флагмана ориентированных на внешний рынок аудиовизуальных продуктов российского правительства — был снят видеоролик. В нём главный редактор этого круглосуточного новостного канала Маргарита Симоньян, облачившись в советскую униформу, устраивала в головном офисе на улице Боровой в Москве смотр своему персоналу. Вот уборщица Люба, которая «получает приказы напрямую из Кремля»; вот в студии на зелёном фоне журналист «на месте событий» читает текст на арабском с телесуфлёра, пока замаскированные под сирийских боевиков статисты стреляют холостыми; вот ведущие-экспаты прозябают в сыром застенке, а британца Кевина Оуэна — тоже сотрудника канала — приковывают к рабочему месту в студии наручниками…
 
Такую самоиронию RT применил, дабы дать ответ своим многочисленным критикам, считающим канал инструментом пропаганды Кремля. По случаю годовщины Владимир Путин напомнил о в целом вполне классических задачах этого транснационального СМИ, десять лет предпринимавшего меры, для того чтобы преодолеть отставание России в области «публичной дипломатии». «Важно, чтобы наш голос <…> услышали не только политики, но и, прежде всего, рядовые граждане других стран», — заявил президент.
 
«Оранжевая революция» 2004 года на Украине, которую Кремль воспринял как вмешательство Запада в его отношения с собственными соседями посредством подставных неправительственных организаций (НПО), стала поворотным моментом для внешней политики России, осознавшей свои слабости в плане распространения своего влияния в мире. Уже в следующем году Москва заложила первый камень в фундамент компании Russia Today. «Изначально идея заключалась в том, чтобы создать канал [на английском языке], который сосредотачивался бы исключительно на России. Однако вскоре стало очевидно, что эта идея обречена на провал, — вспоминает Симоньян. — Если наша аудитория ограничилась бы кремлинологами и специалистами, следящими за Россией, народу бы тогда набралось, конечно, очень мало» [1].
 
«Объективности не бывает»
 
Во время российско-грузинской войны 2008 года, реагируя на, как считалось, одностороннее освещение конфликта крупными западными СМИ, руководство RT взяло на вооружение более агрессивную редакционную политику. Тогда главная задача канала изменилась — отныне он должен был быть «глобальным» СМИ, способным продвигать «другой взгляд» на события. Выход канала на международный уровень ускорился. Запустив в 2007 году арабскую версию — Rusiya Al-Yaum, ныне носящую название RT Arabic, — компания затем создала службу вещания на испанском языке (в 2009-м), отдельный канал в США (в 2010-м), ещё один — в Великобритании (в 2014-м) и, наконец, два интернет-издания, рассчитанные на германоязычную и франкоязычную аудитории (в 2014-м). Также было заявлено, что в течение нынешнего года начнёт работу телеканал RT France.
 
Имея в своём распоряжении 2,1 тыс. сотрудников и офисы в 19 странах, компания развивается за счёт значительных средств, которые вкладывают в неё российские власти. Согласно опросу, проведённому исследовательской организацией Ipsos в ноябре 2015 года в 38 странах, её каналы еженедельно смотрят 70 млн человек. Таким образом, она отстаёт по аудитории от международной службы BBC, но опережает Deutsche Welle и France 24. Кроме того, RT — пятый в рейтинге самых популярных телеканалов в своих приоритетных регионах — США и Европе, — где он ежедневно собирает у телеэкранов 8 и 36 млн зрителей соответственно. С момента запуска канала его бюджет увеличился в десять раз: с € 29 млн до € 290 млн — это почти четверть от общего объёма средств, предоставляемых СМИ государством. RT быстро приспособился к продвижению своего контента в интернете, активно применяя вирусные цифровые технологии (прямое видеовещание, панорамные ролики и т.п.). Компания также завела многочисленные аккаунты в соцсетях, например в YouTube, где она себя позиционирует как главный информационный источник в мире, имея на всех каналах в общей сложности 4,5 млн подписчиков. Эталоном в продюсерском плане для неё остаётся модель Cable News Network (CNN) — оперативность, срочные новости, совмещение информирования и развлечений. CrossTalk, главное ток-шоу RT International, непосредственно вдохновляется передачей Crossfire на CNN (в 2014 году она была закрыта). Ну а тот факт, что RT в 2013 году переманил к себе бывшего звёздного ведущего этого американского канала Ларри Кинга, и вовсе числится среди главных подвигов российского СМИ.
 
RT позиционирует себя как альтернативу западным «мейнстримным СМИ», которых, согласно составленному редакцией канала перечню, всего существует около пятидесяти. «Мы захотели покончить с англосаксонской монополией на информационные потоки», — пояснял господин Путин в ходе визита в офис канала в июне 2013 года. По мнению генерального директора Российского совета по международным делам Андрея Кортунова, «цель [RT]не столько продвигать российскую позицию, сколько поставить под сомнение однозначность позиции западной, принизить значение западной интерпретации событий». Об этом свидетельствует и девиз канала: Question more («Задавайте больше вопросов»).
 
Будучи неприкрыто ангажированным СМИ, RT отмахивается от противоречия, раздирающего западные государственные международные телеканалы, для которых, с одной стороны, существует политическая необходимость распространять информацию в соответствии с национальными интересами своего государства-акционера, а с другой — этические принципы, требующие наличия реальной независимости, дабы не представать источником пропаганды [3]. В ноябре 2016 года генеральный директор BBC Тони Холл, комментируя расширение международной службы корпорации, говорил, что видит её в будущем как компанию, «заслуживающую доверия, открытую миру, привносящую в нашу журналистику лучшее, независимую и непредвзятую». В том же духе высказывалась и генеральный директор France Médias Monde Мари-Кристин Сарагосс, которая в интервью Le Point от 5 декабря 2016 года уверяла, что France 24, финансирующийся как за счёт доходов от авторских прав и лицензий на контент, так и за счёт государственных средств, «не является правительственным телеканалом».
 
Что же до команды RT, та она эту дилемму игнорирует, предпочитая открыто признавать свои связи с российскими властями. Американка Анисса Науэй, которая ведёт передачу In the Now, говорила в своём интервью с журналистом CNN Кристиан Аманпур в 2014 году, что ей «нечего скрывать». И добавляла: «Люди знают, откуда идёт наше финансирование. <…> Показываем ли мы события скорее с российской точки зрения? Конечно, ведь эту точку зрения отодвигают на задний план. Но слышать такой вопрос от СМИ, которое на протяжении более 15 лет распространяет точку зрения Госдепа, — абсурд». Это — камень в огород Аманпур, которую в конце 90-х годов прошлого века позвали на CNN освещать события в Косове в качестве важного репортёра, — притом что её муж Джеймс Рубин занимал в тот самый момент пост официального представителя Государственного департамента… Таким образом, руководители RT воспринимают международную медийную среду как пространство, в котором сосуществует множество нарративных режимов. «А вы много уже увидели примеров объективного освещения событий? <…> Объективности не бывает, а вот приблизительных оценок истины — столько же, сколько и голосов», — резко высказывалась Симоньян в интервью Spiegel Online от 13 августа 2013 года, делая таким образом выбор в пользу провозглашения плюрализма мнений вместо громких заявлений об объективности.
 
Повестка тяготеет к безопасности
 
RT уделяет особое внимание тем событиям, которых мало касаются западные СМИ. К примеру, российский канал продолжает относительно нейтрально (см. сообщение от 11 февраля) освещать войну в Афганистане, где по-прежнему совершает авиаудары коалиция под руководством США. Он также регулярно выпускает сюжеты о войне в Йемене, которую успели затмить события в Сирии. К примеру, 10 февраля этого года выпуск новостей на RT International начался с рассказа об откровениях британской прессы [4] о том, что Саудовской Аравии продолжают продавать оружие, несмотря на случайно нанесённый ею в октябре 2016 года бомбовый удар по похоронной процессии, в результате которого погибли 140 и были ранены несколько сотен человек.
 
Редакционная политика международного отдела RT имеет несколько векторов: продвижение идеи многополярного мира и ценностей сторонников национального суверенитета, критика евроатлантизма и претензий США на гегемонию, а также изобличение «русофобии». В деле распространения этих идей канал полагается на крайне разношёрстных экспертов, начиная c бывших членов Club de l’Horloge (французский кружок, объединяющий правых и ультраправых мыслителей) и заканчивая американскими пацифистами. Из фигур, которых приглашают на передачу Sophie Co, получается такой же политически плавильный котёл: были на ней и вице-председатель представленной в бундестаге Левой партии Германии Сара Вагенкнехт, и не задержавшийся надолго на посту советник Дональда Трампа по нацбезопасности Майкл Флинн, и кандидат в президенты Австрии от ультраправых Норберт Хофер, и бывший министр иностранных дел Франции от социалистов Юбер Ведрин, и лидер Национального фронта Марин Ле Пен. В этой же передаче собирают мнения лидеров региональных держав — вроде бывшего министра иностранных дел Пакистана Хины Раббани Кхар, бывшего президента Турции Абдуллы Гюля (Партия справедливости и развития) или одного из участников переговоров об иранской ядерной программе со стороны Тегерана. Наконец, грубой цензуры удаётся избежать и сюжетам о российской политике — в выпуске новостей от 26 февраля даже говорили о годовщине со дня смерти оппозиционера Бориса Немцова.
 
Редакционная политика RT International не совпадает с линиями местных каналов и сайтов. RT подстраивается под уже имеющийся ассортимент информационных продуктов в тех странах, где Россия желает распространять своё влияние. Так, RT America подхватывает критику в адрес неолибералов и придерживается дипломатических позиций неоконсерваторов, что сильно отличается от редакционной политики каждого крупного внутриамериканского кабельного канала, начиная с CNN и заканчивая Fox News. 18 февраля в передаче Keiser Report критиковали назначения, сделанные новым президентом Дональдом Трампом, — в том числе советников и членов его кабинета, когда-то работавших в инвестиционном банке Goldman Sachs. Такие выступления против Уолл-стрит, впрочем, не удостоились внимания со стороны бывшего директора Национальной разведки США, обвинившего канал в том, что он поддерживал кандидата от республиканцев в ходе его предвыборной кампании. К подобному обвинению хорошо было бы добавить побольше деталей: главной целью RT было критиковать Хиллари Клинтон, склонность которой к односторонним подходам волновала Кремль, напирая при этом на связи между бывшим госсекретарём и неоконсервативными кругами или же вспоминая вместе с WikiLeaks о ситуации с похищенными письмами самого кандидата от демократов и её советника Джона Подесты.
 
Антитрамповские взгляды также высказали и многие считающиеся левыми фигуры, ток-шоу которых нашли приют на RT America. Журналист Эд Шульц не скрывал симпатий к Берни Сандерсу, давшему ему не одно интервью во время праймериз Демократической партии. Коллега Шульца Крис Хеджес — лауреат Пулицеровской премии 2002 года, близко знакомый с Ноамом Хомским, — сам называет себя «социалистом» на страницах альтернативной газеты Truthdig, в которой он работает колумнистом. В эпизоде передачи Хеджеса On Contact, выпущенном через несколько дней после победы Трампа, журналист всё же предупреждал (пусть и усматривая в избрании этого кандидата «массовое неприятие неолиберального курса, проводимого правящей финансово-политической элитой»), что «и так серьёзно пошатнувшимся гражданским свободам на смену может прийти остервенелое и безжалостное полицейское государство». Сверх того RT America, проявив верность своему кредо «борца с истеблишментом», предоставил слово кандидатам от «третьих партий» (Партии зелёных и Либертарианской партии), которых его медийные конкуренты приглашают к себе нечасто.
 
На Ближнем Востоке, который с нулевых остаётся полем информационной брани между крупными международными телеканалами, работает RT Arabic, критикующий спровоцированную «арабской весной» — в компании с каналом Al Jazeera [5] — нестабильность и поносящий направленную на военные вмешательства политику (о которой финансируемый американским конгрессом канал Al-Hurra молчит) западных держав в регионе.
 
Критика склонности США вмешиваться во внутренние дела суверенных государств также является одним из козырей RT на испанском, ведущего особенно активное вещание в Мексике, Аргентине и Венесуэле. Испаноязычный канал продвигает антиимпериалистический и антилиберальный дискурс, гармонирующий с риторикой латиноамериканских левых, однозначно их поддерживая. По мнению исследователя Джона Экермана, ведущего на канале регулярное обозрение, более чем достойный результат, показанный в первом туре президентских выборов в Эквадоре в феврале 2017 года преемником эквадорского лидера Рафаэля Корреа Ленином Морено, свидетельствует о том, что «период прогрессистских правительств в Латинской Америке не миновал». Повествуя об экономических трудностях Венесуэлы, канал говорит об «экономической войне против [президента Николаса] Мадуро» (эфир от 21 февраля), казалось бы, перекладывая всю ответственность за кризис на оппозицию. Вопрос о том, насколько виновато правительство в «плохом финансовом управлении», тем не менее задавали в ходе передачи El Zoom (14 декабря).
 
Сайт RT на французском — как и прочие европейские филиалы RT — имеет значительно более консервативное лицо. Экономические и социальные вопросы российская мультимедийная платформа затрагивает редко и тяготеет к темам, имеющим отношение к безопасности. В 2016 году на одну статью сайта, посвящённую безработице, приходилось 17 материалов о терроризме (против двух в Le Monde и 1,7 в Le Figaro) [6]. По сравнению с другими СМИ, RT относительно много внимания уделяет «маленьким» кандидатам в президенты Франции, но от такого восстановления равновесия всё-таки больше выигрывает не кандидат от движения «Непокорённая Франция» Жан-Люк Меланшон, а голлист и защитник суверенитета Николя Дюпон-Эньян [7]. Та же логика в ходу и за Ла-Маншем: лидер Партии независимости Соединённого Королевства (UKIP) Найджел Фарадж с 2010 по 2014 год появлялся на RT 17 раз [8], значительно опередив по эфирному времени кампанию за брексит.
 
Что касается президентских выборов, сайт не молчит ни о судебных неурядицах Франсуа Фийона (которого во Франции часто позиционируют как «пророссийского» кандидата), ни о «маршах пустых кастрюль», которые устраивают ему во время поездок его противники. Освещает он и нависшие над Марин Ле Пен подозрения по поводу создания фиктивных рабочих мест в Европарламенте. Вместе с тем серьёзное внимание он уделяет и заявлениям её адвокатов, и пресс-релизам Национального фронта (материалы от 17 и 20 февраля). К признакам, свидетельствующим об особой привязанности российского канала к политическому курсу кандидата от фронта, вполне можно отнести её пресс-конференцию (23 февраля), где она представила своё видение внешней политики Франции, походя напомнив о своём желании «скрепить Россию с европейским континентом».
 
Кандидат от движения En Marche! Эммануэль Макрон, конечно же, получает наименее положительное освещение, что соответствует антилиберальной позиции RT. Сайт высмеивает его позу «борца с истеблишментом», называя её устами члена кружка «Ошеломлённые экономисты» Дани Ланга «тотальным обманом» (материал от 3 февраля). Однако даже если признать, что забрасывание господина Макрона грязью со стороны двух членов партии «Республиканцы» на родственной RT государственной мультимедийной платформе Sputnik — это похабщина, до «остервенения», о котором рассказывает размахивающий российской угрозой, будто красной тряпкой, кандидат, здесь всё равно далеко.
 
RT выказывает весьма заметный аппетит к недовольству на Западе, в том числе и социальному, — особенно когда показывает зрелищные кадры со столкновениями с полицией, разбитыми витринами или пожарами, которым самое место в топах шок-контента (материал от 30 декабря 2016 года). В США канал также продвигал широкие социальные движения вроде Ocupy Wall Street, Black Lives Matter или — уже совсем недавно — марши протеста против Трампа. Подобные сюжеты подчёркивают существующие в западных обществах разногласия. Сайт рассказывает как о судьбе фермера Седрика Эрру — защитника мигрантов из долины франко-итальянской реки Руайя (материал от 10 февраля), так и о плакатах с лозунгом «Да, мы у себя дома», расклеенных активистами Национального фронта из коммуны Энен-Бомон в качестве жеста в адрес фильма Люки Бельво «У себя дома», повествующем о предвыборной кампании эрзац-версии НФ на городских выборах (материал от 22 февраля). Страны с либерально-демократическим устройством канал изображает так, будто они на грани хаоса, а то и «гражданской войны» (материал от 12 января). Российский канал часто с тревожными интонациями освещает аварии на производстве: например, пожар в машинном отделении АЭС Фламанвилля (новостной выпуск от 9 февраля), пять десятков случаев отравления раздражающим веществом в аэропорту Гамбурга (12 февраля). Это — способ преуменьшить масштабы технологической пропасти, отделяющей Россию от Западной Европы и США и остающейся одной из главных забот российских элит.
 
Когда речь заходит о конфликтах, представляющих серьёзный стратегический интерес для Москвы, RT — как и CNN в США в ходе американских войн — становится инструментом пропаганды. В эти моменты канал с усердием тиражирует официальные версии событий. В Сирии, где RT много раз приходилось служить рупором для Башара Асада, в этом смысле сыграли роль итоги битвы за Алеппо, которые выявили глубину разногласий между участниками российско-западной информационной войны: после того как город вновь был взят сирийской армией, RT по своим каналам показывал, как ликуют жители западного Алеппо, а западные СМИ почти в полном составе сосредоточились на гуманитарной ситуации в восточных кварталах города. И наоборот: канал приглашал бывшего британского дипломата, дабы тот прокомментировал «гибель мирных жителей» в ходе взятия Мосула, который сейчас при поддержке коалиции под руководством США штурмуют иракские вооружённые силы.
 
По иронии судьбы в январе 2014 года Североатлантический альянс НАТО открыл в Риге Центр стратегических коммуникаций. Эта организация, не слишком знаменитая обязательным отношением к правде, что ярче всего проявилось во время войны в бывшей Югославии [10], теперь поставила себе целью разбирать по винтикам «информационные кампании» своего «заклятого друга» – России, пользуясь крайне модным сейчас приёмом факт-чекинга («проверка фактов»).
 
RT в ответ запустил собственную платформу FakeCheck. В меню — удостоившийся «Оскара» документальный фильм «Белые каски», посвященный сирийским спасателям, работающим в районах, контролируемых повстанцами. Российский канал, приводя в подтверждение своей позиции видеоролики, обвиняет организацию в том, что она поддерживает связи с исламистскими группировками, и подчёркивает, что она получает финансирование с Запада. Вообще RT мастерски овладел искусством оборачивать звучащие в его адрес обвинения в распространении пропаганды в свою пользу — подобные заявления позволяют ему укреплять свой имидж «борца с истеблишментом» и сосредотачивать протестные аудитории, разыгрывая карту «один против всех». В заключение клипа, снятого к десятилетию канала, Маргарита Симоньян, обращаясь к зрителю с улыбкой на губах, говорит: «Ну что, вы как-то так это себе представляли? Всё правильно, именно так мы и работаем!»
 
[1] «На «Обеде с FT» — медийная звезда Кремля Маргарита Симоньян» (Lunch with the FT : Kremlin media star Margarita Simonyan ), Financial Times, Лондон, 29 июля 2016 г.
[2] Из французских СМИ туда входят Le Monde, Le Figaro, Libération, TF1, France Télévisions и Canal Plus. Полный список доступен по ссылке http://msm.rt.com
[3] Сириль Брет, «СМИ — инструмент публичной дипломатии», журнал Revue internationale et stratégique, том 2, №78, Париж, 2010 г.
[4] «Борис Джонсон призвал Великобританию не прекращать продажи оружия Саудовской Аравии после авиаудара по похоронной процессии» ( Boris Johnson urged UK to continue Saudi arms sales after funeral bombing ), Элис Росс, The Guardian, Лондон, 10 февраля 2017 г.
[5] См. статью «И звезда Al Jazeera гаснет» (Et l’étoile d’Al-Jazira pâlit) Ива Гонсалеса-Кижано, Le Monde diplomatique за май 2012 года.
[6] По подсчётам Le Monde diplomatique, осуществлённым на основе онлайн-версий Le Monde и Le Figaro, а также сайта RT.
[7] По подсчётам Le Monde diplomatique, между 1 сентября 2016 года и 13 февраля 2017 года имя кандидата от движения «Вставай, Франция!» фигурировало в количестве статей в шесть раз меньшем, чем имя наиболее часто упоминаемого кандидата (Франсуа Фийона); у Le Figaro эта разница — 20 раз, у Le Monde — 28 раз, а у Libération… 43 раза. Господина Меланшона упоминают на RT France в 2,3 раза реже, чем господина Фийона, и здесь уже конкуренты сайта не так отстают (в Le Monde и Libération — в 3,3 раза реже).
[8] «Отношения Найджела Фараджа с российскими СМИ внимательно изучат» (Nigel Farage’s relationship with Russian media comes under scrutiny), Патрик Уинтор и Роуэна Мейсон, The Guardian, 31 марта 2014 г.
[9] Ср. «Не дадим России расшатать президентские выборы во Франции!» (Ne laissons pas la Russie déstabiliser la présidentielle en France!), Ришар Ферран, Le Monde, 14 февраля 2017 г.
[10] См. статью «СМИ и дезинформация» Сержа Халими и Доминика Видаля в Le Monde diplomatique от марта 2000 года.
 
Автор: Максим Одине
Смотри Также:  Mirror: даже Путин не в силах справиться с погодой